The Perfume and Cosmetics Industry in Russia: a State of the raw Materials Base and Ways of Development

V.N. Buzov, Director of SIBBIO Company
The perfume and cosmetics industry, which was developed during the Soviet era, was destroyed from 1992 to 1993. The Russian cosmetic industry was established approximately in 1997–1998. The article deals with a difficult situation in the domestic perfumery and cosmetics industry and possible ways of its development.

Body-01-198-p12-15-1452267

Прежде чем говорить об отечественной парфюмерно-косметической отрасли и возможных путях ее развития, надо рассмотреть, что было раньше и что мы имеем сегодня.

Если производители парфюмерно-косметической продукции в России (а их довольно много) существенно насыщают рынок готовыми изделиями, то отечественные сырьевые фирмы, работающие с российским сырьем, можно пересчитать по пальцам. В основном они занимаются первичной переработкой сырья, а компаний, специализирующихся на глубокой переработке, – единицы. А ведь ранее – до 1991 года – ситуация была иной.

Возьмем производство растительного сырья.

Огромная отрасль – большие посевные площади под эфироносы и другие растения, опытные станции в каждом регионе на юге страны, где исследовались интересные для выращивания в данном регионе растения, в том числе эфирномасличные культуры: разрабатывались технологии выращивания и переработки сырья.

Было два всесоюзных института, занимавшихся базовыми исследованиями для парфюмерно-косметической промышленности. Помимо этого, два крупных завода со своими КБ создавали и изготавливали эфирномасличное сырье (один из них – на базе Попутненского совхоза-завода) и обеспечивали отрасль перерабатывающей техникой и технологиями переработки…

Ряд академических и отраслевых институтов решали частные задачи для парфюмерно-косметической промышленности.

Никитский ботанический сад в Крыму разрабатывал технологии выращивания, культивирования ценных новых аромамасличных сортов для всего юга страны и имел базовое количество посевного материала для быстрого распространения этих культур.

Не менее шести лесоперерабатывающих комплексов и учебное хозяйство при Ленинградской лесотехнической академии имели цеха по переработке хвойной зелени для косметической и фармацевтической промышленности.

Кадры для отрасли готовили такие институты, как Тимирязевская академия, МХТИ им. Д.И. Менделеева, Краснодарский технологический институт, Лесотехническая академия и другие учебные заведения страны.

В Калуге было крупнейшее в Европе производство синтетических и натуральных душистых веществ, а также опытное производство при Всесоюзном научно-исследовательском институте синтетических и натуральных душистых веществ (ВНИИСНДВ) в Москве.

Производители самой эфирномасличной продукции работали в большинстве союзных республик – от Молдавии до Таджикистана. И это не считая производств пихтового и соснового масла, которые в основном располагались в Сибири. Отечественная парфюмерно-косметическая промышленность выпускала и потребляла сотни тонн эфирномасличного сырья. В общий ассортимент входили и продукты его глубокой переработки. СССР был серьезным экспортером эфирномасличного сырья. Существовала программа безотходной переработки сырья эфирномасличной продукции.

Что было ценного в этом? Вся возможная продукция из каждого нового исследуемого растения полностью рассматривалась как исходный материал для косметики и парфюмерии. То есть все компоненты интересного продукта для отрасли доводились до уровня готового полуфабриката для конкретного применения в косметике и парфюмерии с рекомендациями ввода, дозировки и целевого использования.

Чтобы не быть голословными, можно привести пример безотходной переработки розы крымской, лаванды, шалфея мускатного: были отработаны технологии получения не только эфирных масел, но и конкретов, ароматных вод, масел абсолю, концентратов из сока растения, восков. Выделялись определенные ценные компоненты эфирномасличных растений: склариол, гераниол, линолилацтат, борнилацетат и т.д. То есть была система, плохая или хорошая с точки зрения сегодняшнего дня, но крупная, работающая и выгодная система.

В период с 1992 по 1993 год эта отрасль была разрушена. Российская косметическая индустрия стала создаваться примерно в 1997–1998 годах. Приходили в отрасль во многом случайные люди, неспециалисты, желающие сделать бизнес на производстве косметики.

В это время бурно развивалась Российская парфюмерно-косметическая ассоциация (РПКА), но сырьем как таковым никто не занимался, поскольку на тот момент ассоциация видела своей задачей координацию отрасли с широкой сетью производителей готовой парфюмерно-косметической продукции.

В 1998 году Россия в лице РПКА вошла в COLIPA – международную парфюмерно-косметическую ассоциацию. К этому времени производителей собственно российского косметического сырья осталось немного, а работавшие на тот момент не могли как-то противостоять активному выходу зарубежных производителей сырья на наш рынок из-за отсутствия специалистов, технологов, лабораторной и исследовательской базы, из-за низкого уровня вложений в получение ассортиментного состава веществ для косметики и отсутствия средств на рекламу и продвижение.

Отечественные парфюмерные предприятия «сели» на импортные отдушки и эфирные масла, и о собственной парфюмерии из российского сырья пришлось забыть. Также сказалось отсутствие возобновляемого количества специалистов-парфюмеров, которые могли бы способствовать развитию парфюмерной отрасли в России (а ведь в 1991 году в стране было 18 парфюмеров мирового уровня, за плечами каждого из них было не менее 15 лет работы в отрасли и способность идентифицировать запахи более двух тысяч душистых веществ).

Крупные международные корпорации – поставщики готовой продукции и сырья для косметики и парфюмерии с хорошо отработанным маркетингом, с ассортиментом натуральных и синтетических веществ, со своей многочисленной лабораторной, производственной базой – легко заполнили российский рынок.

У нас же в эти годы значительно выросли цены на оборудование и научные исследования. В отличие от западных коллег российским компаниям из-за отсутствия специализированных научных центров и лабораторий стали малодоступны новые разработки и даже тестовые исследования. Стоимость сертификационных исследований возросла в несколько раз. В стране вдруг исчезло свое химическое стекло, лабораторное оборудование, химреактивы – все импортное, соответственно, и стоимость исследований стала заоблачной, поскольку, помимо дорогого оборудования, компании вынуждены постоянно покупать дорогие расходные материалы.

Инвестировать в сырьевую базу бизнесу стало невыгодно, во-первых, из-за отсутствия внятных коммерческих предложений и разрозненности предприятий; во-вторых, из-за разрушающейся и стареющей производственной базы, отсутствия самого ценного – специалистов всех уровней для производства и научного исследования, планирующих и показывающих, что и как нужно выпускать.

В результате всего этого в настоящее время 90% косметического сырья привозится в Россию из-за границы.

Body-01-198-p12-15-1455091

Ассортимент же готовой продукции отечественных фирм в последние годы складывался под влиянием того, что руководители косметических производств видели на зарубежных выставках, у зарубежных коллег.

Причем никто из наших производителей, копируя ассортимент выпускаемых для жителей теплой Европы косметических средств, не учитывал тот факт, что большая часть населения России живет в зоне экстремального климата, холодов.

А такая задача, например, как создание профессиональной косметики для людей, работающих в тяжелых климатических условиях (угольная и нефтегазовая промышленность, железная дорога, строительство), насколько нам известно, не стоит вообще. А в этой сфере существует огромный коммерческий потенциал, не говоря уже о том, что есть возможность облегчить жизнь как работающим, так и живущим в суровых условиях россиянам.

Ситуация на сырьевом парфюмерно-косметическом рынке

Как сейчас складывается ситуация в сырьевой парфюмерно-косметической промышленности? Всего в стране функционируют около 10 собственных производств по переработке и получению растительного парфюмерно-косметического сырья целевого назначения.

При этом полностью отсутствует системная подготовка кадров для всего цикла производства, не выпускается специализированное оборудование для отрасли, нет технологов производств по переработке сырья. Отечественные производители косметики и их технологи плохо знают возможности сырьевой базы России, часто приходится сталкиваться с нежеланием специалистов даже попытаться вникнуть в этот вопрос. В основном все базовые рецептуры косметических и парфюмерных средств привозятся с международных выставок, как правило, они базируются на импортном сырье, аналог которому у нас трудно найти по причине отсутствия его производства и развитого рынка сырья в целом.

Поскольку на сегодняшний день в стране нет собственной технологической базы, дающей возможность подробного изучения состава растения и отработки технологических методов переработки и применения готовых веществ в косметике и парфюмерии, то для восстановления отрасли надо снова вырастить армию лабораторных работников, исследователей, технологов по сырью, создать соответствующие разрабатывающие центры при перерабатывающих сырье крупных производствах (например, так можно использовать базы технопарков типа «Сколково»).

Нужны центры оценки необходимости исследования, разработки технологий переработки и рекомендаций внедрения нового сырья в готовые косметические изделия.

Зарубежные косметические корпорации имеют лабораторные центры с многочисленным набором специалистов.

Мы получаем гамму импортных биологически активных веществ и молекул с исследованными и расписанными способами введения в рецептуры. Чем может противостоять этому сегодняшний российский производитель сырья для парфюмерии и косметики?

1. До 10 наименований эфирных масел, которые в основном идут на экспорт; несколько действующих разработок по хвойной зелени; некоторые исследования в области переработки морепродуктов – в основном 25–30-летней давности; высокотехнологических производств – раз-два и обчелся. За 20 лет наладили выпуск дигидрокверцетина, полипренолов, нескольких ферментов, но широкого применения их в косметике никто не добивается. На косметических конференциях мы слышим в основном рекламу продукции зарубежных фирм, своих – очень мало. Не доносится соответствующая подробная информация о применении отечественных новых продуктов. Те же дигидрокверцетин и полипренолы гораздо чаще применяют за рубежом, чем у нас.

2. Есть несколько эфирномасличных производств в Крыму, на Северном Кавказе (по сути, два производства), продукция которых почти полностью экспортируется.

3. В Сибири есть несколько производств по получению пихтового и соснового масел, которые тоже в основном работают на экспорт.

4. Много фермерских небольших производств заготавливают и выращивают травы, но они не имеют средств и технологической базы для переработки первичного выращиваемого и собираемого сырья. Однако это огромный потенциал для развития отрасли: создание малых производственных перерабатывающих предприятий не требует масштабности.

Также важно обратить внимание на такие аспекты:

– поскольку мировые цены на эфирномасличное сырье для российского косметического рынка неподъемны, производители готовой косметической продукции пользуются преимущественно импортными суррогатами. Как правило, в Россию везут дешевые эфирные масла или того хуже – идентичные натуральным суррогаты. Например, цена производимых у нас масел шалфея мускатного или лаванды колеблется в пределах 100–160 долларов за килограмм, и для отечественного производителя косметики недоступна. А импортное лавандовое масло стоит 30–35 долларов. При этом ни у кого не возникает вопроса, почему при стоимости на мировом рынке лавандового масла 90–100 долларов, а розового масла – тысячи долларов мы покупаем эти импортные масла за 30–40 и 200–250 долларов соответственно, а то и дешевле? Не возникает, потому что всем понятно: это какие-то дешевые аналоги и к натуральному маслу они имеют далекое отношение;

– даже на имеющийся небольшой объем вырабатываемых в стране эфирных масел нет производств первичной переработки. При экспорте в сотни тонн кориандрового масла, многих десятков тонн лавандового масла, пихтового масла, масла шалфея, конкрета шалфея мы не имеем отечественного линолилацетата, лонолоола, борнилацетата, борнеола, гераниола, склариола, стабилизаторов запаха и прочих веществ, используемых в парфюмерии и косметике и получаемых из масла-сырца. Также нет производств синтетических аналогов. Надо налаживать свои производства глубокой переработки, может, тогда будет выгодней продавать на переработку часть масла-сырца в России, а не на экспорт;

– стоит обратить внимание на технологическое оборудование, выпускаемое в России для нефтеперерабатывающей промышленности, заводов химической промышленности. Здесь можно найти решения для оснащения химических производств косметической направленности;

– оборудование для первичной переработки эфирномасличного сырья есть возможность производить в России, поскольку остались специалисты в Крыму, которые могут возобновить и тиражировать выпуск этих установок;

– собственной парфюмерии в стране, по сути, нет. Все производители используют импортные масла и отдушки. Сейчас в России выпускается меньше десятка эфирных масел, в то время как только в одном Никитском ботаническом саду в советские времена для обеспечения сырьевой безопасности были разработаны технологии выращивания и переработки 40 эфироносов;

– необходимы освоение технологии переработки методом сверхкритической СО2-экстракции в разных регионах страны и восстановление и разработка новых эфироносов. Это позволит создать часть базы для отечественной парфюмерии, косметики и фармацевтической промышленности.

Дело за новой школой отечественных парфюмеров. Для этого нужна база ассортимента масел и парфюмерных компонентов, и, помимо финансирования обучения молодых российских специалистов в центрах разработки парфюмерии за рубежом, надо обратить внимание на имеющихся у нас специалистов с хорошим химико-технологическим образованием.

Body-01-198-p12-15-1455099

Сегодня в России есть несколько производств, перерабатывающих косметическое сырье:

1. Два предприятия по переработке хвойной зелени, одно – по глубокой переработке.

2. Несколько (два – четыре предприятия) ориентированных на производство простых экстрактов – масляных, глицериновых, пропилен-гликолевых.

3. Несколько производств в Краснодарском крае и одно в Подмосковье специализируются на углекислотной докритической экстракции, но они ориентированы больше на пищевую отрасль.

4. Два предприятия, занимающиеся сверхкритической экстракцией. Одно – в основном производит суммарные экстракты, не используя селективные возможности метода получения определенных веществ. Другое предприятие специализируется на производстве ценных косметических и парфюмерных, фармацевтических компонентов, но этого явно недостаточно как по объему производства, так и по той малой толике решаемых задач с учетом возможностей огромной страны с ее многообразием сырьевых ресурсов. Камчатка, Сибирь, Сахалин, Приморье, Забайкалье, средняя полоса России насыщены своими эндемиками, при получении сырья из которых возможна разработка множества отечественных парфюмерных и косметических брендов. Высокотехнологических производств и разработок по переработке местного сырья мы во многих из этих регионов не имеем, а предпочитаем везти из-за рубежа продукцию Индонезии, Южной Америки, Китая. При этом мы часто получаем готовую продукцию из нами же экспортируемого сырья: те же идентичные натуральным эфирные масла и продукты их переработки.

Вопрос исконно российский: что делать?

Во-первых, надо создавать организационный центр, связывающий все сырьевые производства и лабораторные НИР. Он, помимо парфюмерно-косметических производств, может привлечь около семи-восьми отечественных производств, специализирующихся на сухих экстрактах. Как правило, они акцентированы на пищевой и фармацевтической промышленности и не могут правильно направить маркетинговую работу, показывая возможности применения своей продукции в косметике.

Во-вторых, у нас много производств по получению жирных масел в широком ассортименте, но недостаточно используется глубокая переработка, стабилизация качества (в основном это проблема малых по объему выпуска предприятий). Жирные масла и продукты их переработки могут быть ценными источниками для косметического сырья.

В-третьих, благодаря популярности у населения БАДов, травяных чаев индустрия сбора дикорастущего сырья и его первичной переработки достаточно хорошо развита в некоторых регионах страны, например на Алтае.

Восстановление и создание заново сырьевой промышленности нужно начинать с осмысления имеющегося потенциала, концентрирования усилий на первичных задачах.

1. Основное – это кадры. Людей с по-настоящему хорошим биологическим образованием в отрасли очень мало, тем более получивших его в специализированных учебных заведениях. То есть целесообразно ввести спецкурсы в химических, биологических институтах – не только в основных московских вузах, но и в региональных.

2. Региональным профильным вузам необходимо вести научно-исследовательскую работу, которая могла бы некоторым образом заменить когда-то развитые опытные станции по изучению региональных растений. Для этого нужно создать всероссийскую целевую программу.

3. Для решения всех задач нужно финансирование. К сожалению, в России не привыкли платить за интеллектуальный труд – новые разработки, идеи. Охотнее привозятся зарубежные, часто наши же уже переработанные идеи в красивой упаковке, с большой переплатой.

Чтобы привлечь крупный капитал к наращиванию производственной косметической базы, надо разработать грамотные, экономически выгодные модели, показать импортозамещающие производственные комплексы.

4. Необходимо составить список всех производств, которые в данный момент могут (и хотели бы) подключить часть своих цехов к работе с косметическим сырьем. Те же предприятия по выпуску сырья для пищевой и фармацевтической промышленности – один из главных ресурсов.

5. Надо активно привлекать ученых к решению проблем отрасли, чего сейчас почти не происходит. Назрела необходимость в создании ассоциации ученых, занимающихся отечественным косметическим сырьем.

6. Сейчас несколько инвесторов из России пытаются возродить в Крыму сеть предприятий, перерабатывающих эфирномасличное сырье. Желательно там создать региональный центр технической и технологической помощи на базе имеющихся на месте специалистов и оставшихся учебных и научно-исследовательских учреждений.

7. По нашим сведениям, многие потенциальные российские инвесторы проявляют интерес к новому технологическому оборудованию, но отсутствие специалистов и сформулированных задач в ведении бизнеса в этой области не позволяет им делать серьезные вклады.

То же относится к выращиванию растительного сырья для дальнейшей переработки в местах традиционного культивирования и в других регионах России.

Но есть и положительные примеры: региональная программа Томской области по переработке дикорастущего сырья. Однако она в основном направлена на пищевую промышленность, но создаваемые производства могут выпускать и косметическое сырье.

8. Государственные структуры и большой бизнес должны поднять вопрос о создании в ведущих сырьевых регионах страны крупных перерабатывающих производств, использующих высокопроизводительные установки экстракции с гарантированной экологической чистотой.

В решении этой задачи – наработки сверхчистых субстанций – заинтересованы как фармацевтическая и парфюмерно-косметическая отрасли, так и пищевая промышленность. При имеющемся в стране разнообразии растений-эндемиков можно за короткий период получить множество новых веществ, в том числе применяемых в косметике.

Отечественному бизнесу необходимо участвовать в выращивании эфирномасличного сырья, показывать его выгоду как для экспорта, так и для российской парфюмерно-косметической промышленности.

Стоит покупать земли и выращивать эфирномасличные растения не только в России, но и в тех странах СНГ, где они традиционно культивировались (Молдова, Армения, Грузия, Абхазия, Таджикистан). Например, в Молдове владельцы эфирномасличных производств – бизнесмены из Англии, Австрии, Франции. В частном порядке они покупают земли, производят эфирномасличную продукцию и далее экспортируют ее в Европу.

Это использование потенциала земель и климата бывших союзных республик также заметно расширит возможности отечественной сырьевой базы.

Вместо вывода

В последнее время неоднократно сообщалось о том, что Минпромторг собирает совещания по вопросам развития сырьевой базы для парфюмерно-косметической промышленности. Но все эти совещания и пустые тезисы, как правило, не имеют под собой практической основы. Чтобы что-то делать, надо просто делать, работать.

Необходимы: комплексный подход к проблеме, оценка и концентрация реально существующих сил; работа непосредственно с имеющимися производителями, их консолидация для конкретной цели; создание условий для появления высокотехнологичных производств, обеспечение их кадрами, оборудованием, финансированием на условиях отбора по принципу способности решать трудные актуальные задачи. Деньги ходят по отрасли, по стране, но не в те карманы они приходят.

Поделитесь этой публикацией с коллегами и друзьями Source: № 1 (198) февраль 2018

Leave a Reply