Производители парфюмерии не обязаны размещать сведения об используемых ингредиентах на русском языке

Решение об этом принял Верховный суд России. 

Требования к упаковке парфюмерно-косметических изделий и составу размещаемой информации (на этикетке, ярлыке, открытке, листе-вкладыше) регулируются ГОСТом, принятым еще в 1999 году. Этот нормативно-технический документ позволяет производителю указывать перечень ингредиентов в соответствии с международной номенклатурой косметических ингредиентов (1ЖЛ) с использованием букв латинского алфавита. 

По мнению Елены Полымовой, такой порядок нарушает гарантированное законом право потребителя на получение необходимой и достоверной информации о товарах на русском языке. Ведь без сведений об ингредиентах покупатель не может сделать правильный выбор, тогда как далеко не все потребители знают латиницу и ориентируются в международной номенклатуре. 

Но Верховный суд России отклонил требование Елены Полымовой признать спорную норму ГОСТа недействительной. Судья Валентина Емышева пришла к выводу, что ингредиенты, входящие в состав парфюмерно-косметического изделия, вообще не отнесены законом к информации о товарах, которая в обязательном порядке должна доводиться до сведения потребителей. Требования указывать состав такой продукции, а также информацию об оказываемом ею эффекте и ограничениях (противопоказаниях), предусмотрены утвержденными правительством России Правилами продажи отдельных видов товаров, однако в них не определен способ доведения этой информации до покупателей. 

Тогда как возможность "шифровать" ингредиенты духов и иных парфюмерно-косметических изделий предусмотрена Техническим регламентом Таможенного союза, вступившим в силу с 1 июля 2012 года. Он делегирует производителям выбор – размещать информацию о составе на официальных языках стран-членов Таможенного союза (то есть русском, белорусском или казахском) или латиницей в соответствии с международной номенклатурой косметических ингредиентов. "Оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному законодательству и нормам международного права, прав и свобод заявителя не нарушает", – констатировала Валентина Емышева. 

Поделитесь этой публикацией с коллегами и друзьями

Добавить комментарий