Ольга Госина: «Русская нишевая парфюмерия есть, и она абсолютно нешаблонная»

Интервью с хозяйкой салона «Домъ Парфюмера» и создательницей парфюмерного бренда Osmogenes

В последних числах марта, в самый разгар пандемии, на российском парфюмерном рынке произошло яркое событие, которое выводит на новый уровень российскую нишевую парфюмерию и возвращает ей статус авторского искусства. В Москве открылся «Домъ Парфюмера», салон и парфюмерная лаборатория, бутик авторской парфюмерии и лекторий. С его хозяйкой, парфюмером и создателем бренда Osmogenes Ольгой Госиной мы и встретились в уютном салоне, чтобы поговорить о русской парфюмерной нише.

Небольшое лофтовое пространство, элегантно дополненное русским антиквариатом в стиле модерн, расположено в самом центре Москвы, в районе Сретенского бульвара, и поражает уникальной атмосферой авторского парфюмерного бутика. Здесь можно познакомиться с историей русских парфюмерных брендов, пуститься в воспоминания детства, рассматривая старинные пузырьки «бабушкиных» духов «Красная Москва», «Каменный цветок» и даже уникальные экземпляры одеколона «Северный», эскиз флакона которого был создан Казимиром Малевичем. Удивляет тот факт, что в парфюмерном салоне, где есть парфюмерная лаборатория и представлено множество композиций, нет навязчивого парфюмерного духа, прекрасно устроено кондиционирование воздуха, чтобы ничто не отвлекало от знакомства с парфюмерными шедеврами. А выбрать есть из чего. Ароматы бренда Osmogenes Ольги Госиной не уступают мировым брендам по яркости и изяществу, также здесь представлены еще 15 российский парфюмерных коллекций (Полина Поплевина – «Ладаника», Катерина Сиордиа – Siordia Parfums, Юлия Григорьева – «Пятое чувство», Дарья Верзилина – «Живая вода», Дарья Фессалоника – Fessalonika, Анна Карасева – Kado, Татьяна Горбанева – Tango, Ольга Короткова – «ДомДо», Галина Ангелюк – GaPierre, Валерия Соколова – le_re_noir, Елена Сорокина – Theme, Евгения Балицкая – Jina Bailey Perfumes, Анна Макаришина – Aroma Atelier, Андрей Чибисов – Odetú, Анна Вахитова – Anna Vakhitova Perfumes).

С&У: Ольга, во-первых, хотим поздравить вас с очередным достижением. Недавно в рамках салона VAST 2020 специалисты и покупатели высоко оценили вашу новинку – ванильную вишню Osmogenes №IV. Расскажите, пожалуйста, о своем опыте создания парфюмерного бренда Osmogenes, с чего начиналась эта работа? Как вы стали парфюмером?

– До того как мой бренд появился на рынке, я несколько лет занималась самообучением – изучала искусство создания духов. Я самоучка, говорю это, несмотря на то что училась во Франции, так как это обучение было повышением квалификации и не являлось базовым. Я постигаю премудрости составления ароматных композиций опытным путем: исследую материалы (сейчас в моей обойме 600 компонентов), читаю профессиональную литературу, анализирую лучшие духи прошлого: что в них восхищает, а что я бы сделала иначе. Свою коллекцию я создала, следуя собственному вдохновению, но в духе лучших – Amouage, Guerlain, Caron и других. Все мои ароматы разные, сложные, яркие. Они созданы не для массового потребителя, а для тех, кто осознал свою личностную особенность, не станет носить на себе популярный аромат из-за того, что не хочет пахнуть, как сосед или подруга.

В 2018 году, как я уже упомянула, для повышения уровня своего мастерства я училась в Париже у двух знаменитых парфюмеров – Pissara Umavijani (Dusita) и Nathalie Feisthauer, очень благодарна этим замечательным профессионалам за вдохновение и технические знания, которыми они поделились. Искусство создания парфюмерии можно постигать всю жизнь.

Но вернемся к началу. Первые композиции, которые посчитала достойными, я показала своим друзьям и родным, ведь если близкому человеку, который изначально относится к тебе хорошо, ароматы не понравятся, то этим лучше не заниматься, согласитесь. С того времени они – одни из моих верных поклонников и покупателей. Кстати, в то время у меня произошла интересная история. Моя приятельница хотела сделать подарок мужу – парфюм с нотками табака. И я ей показывала один из первых своих ароматов с табаком (сейчас он снят) и «Дворец махараджи». Мы сидели в ресторане, и я ей дала попробовать на ресторанной салфетке оба аромата, она сделала выбор. Мы оставили салфетки на столе и ушли. Проходит месяц, и приятельница сообщает, что в соцсети ее нашла официантка из того ресторана, где мы с ней встречались. Сказала, что влюбилась в тот аромат в ресторане, с салфетки. По имени в банковской карте, которой расплатилась подруга, отыскала ее с просьбой рассказать, что это за аромат и где его найти. Это был первый сторонний покупатель, который полюбил мой аромат и оценил его. Я очень благодарна тем людям, что вселили в меня уверенность в самом начале моего пути.

С момента, когда парфюмерия стала массовым производством, постепенно утратила значение личность клиента, потребитель превратился в массу, за которую сражаются маркетологи. Мы за то, чтобы вернуть человеку его «Я», а парфюмерии – статус искусства!

Ольга Госина

С&У: Интересное начало становления парфюмера. А как же родился сам бренд?

– Когда я решила, что ароматы уже готовы и их можно показывать покупателям, то представила свои работы на одном из собраний коллекционеров, парфюмеров, специалистов этой отрасли, членов Парфюмерного клуба. Это были ароматы «Люцифер», «Кашмирское золото», «Дворец махараджи», «Богема», «Медовый месяц», «Сумерки», «Невесомость». Я получила очень высокую оценку, мне посоветовали быстрее выходить на рынок с этими композициями. Поскольку по профессии я дизайнер, то начала работу с создания логотипа и упаковки. Мне нравится стиль ар-деко, и я выбрала его для своего бренда. Затем были долгие поиски упаковки, классические стеклянные флаконы я нашла в Австрии, заказывала коробочки под них, кисточки, крышки и спреи. Когда продукт был готов, создала свою страницу на сайте Livemaster, и начались продажи. В группе парфюмеров я узнала о парфюмерном маркете, приняла в нем участие, там с моими ароматами познакомились многие специалисты, например, я получила приглашение от президента Парфюмерного клуба Марианны Пеньковой участвовать в салонах VAST. Далее у меня взяли интервью для сайта Fragrantica, крупнейшего каталога парфюмерии в мире, и, оценив ароматы, добавили их в каталог – это было важным этапом признания брендаOsmogenes.

С&У: Как пришла идея создать «Домъ Парфюмера»?

– Встречи с покупателями и парфюмерными блогерами на выставках привели к пониманию, что им интересен весь спектр моих работ и они хотят соприкасаться с ними не только в рамках какого-то отдельного мероприятия три раза в год, они хотят, чтобы это можно было сделать, придя в салон, где красивое пространство создает соответствующее настроение. Мои коллеги с радостью поддержали эту идею. Мы мечтали, чтобы покупатели почувствовали себя причастными к авторскому парфюмерному искусству, гордились нами и тем, что носят особенные ароматы, созданные для них российскими авторами.

С&У: И вам это удалось! В вашем салоне столько стиля и утонченности, ар-деко, роскошная люстра, на стенах старинные русские рекламные плакаты прошлого века, стеллаж музейных парфюмерных ценностей – винтажные духи и одеколоны, ценная тематическая библиотека. И собрание творений независимых парфюмерных авторов.

– После участия в небольших парфюмерных выставках и салонах в Москве и Санкт-Петербурге я решила, что нам просто необходимо свое особое пространство, уютный салон, чтобы представить наши творения любителям парфюмерии. И открыла салон и парфюмерную лабораторию, бутик авторской парфюмерии и лекторий «Домъ Парфюмера». Сейчас в нем представлены 16 инди-брендов, достаточно, чтобы составить впечатление о российской авторской парфюмерии и расширить свой парфюмерный кругозор.

С&У: Насколько высока информированность потребителя о русской парфюмерии? Какие пути развития этих знаний вы видите?

– Один из путей – наш салон. Я внимательно отношусь ко всем посетителям, рассказываю обо всех авторах, показываю ароматы, помогаю подобрать желаемый, а также провожу экскурсии в свою мастерскую. На них можно узнать,на какие группы подразделяются душистые вещества, познакомиться с основными из них, натуральными и синтетическими, я рассказываю о значимых этапах развития парфюмерной промышленности в России, в том числе о ее дореволюционной истории, показываю антикварные книги и буклеты, флаконы. В салоне представлены оригиналы парфюмерных каталогов и книг, выпущенных в конце XIX – начале XX века. Это не обучение. Это возможность для людей, которые увлекаются парфюмерией или вообще никогда ею не пользовались, это не важно, узнать историю российской парфюмерной промышленности, расширить кругозор и ольфакторный опыт. Парфюмерный вкус не бывает врожденным, его можно воспитать. И мы в этом можем помочь. И, конечно, в «Доме Парфюмера» можно выбрать композицию, которую создал и разлил во флаконы лично парфюмер. Где еще такое можно встретить?

С&У: Как воспитать ольфакторный вкус у потребителя?

– Много слушать признанных шедевров, классику. Я ориентируюсь на винтаж, и многие созданные мною ароматы отсылают к классике. Но мои работы не могут соответствовать винтажным формулам, потому что я не знаю, как делали винтажные ароматы. У меня нет наработок моих предшественников, всё я пропускаю через себя, ориентируясь на свое обоняние и вкус, делаю современные композиции.

С&У: Давайте поговорим о самом сложном. Как вы выбираете сырье для авторской парфюмерии? Откуда оно поступает? Есть ли российское сырье?

– В связи с тем, что я училась сама, то сначала довольно хаотично покупала эфирные масла. С различных сайтов покупала партии и осваивала: тестировала на блоттерах, коже и т.д. Я определяла, какие оттенки слышу, как быстро испаряется, как раскрывается душистое вещество. К сожалению, у производителей ДВ нет розничных интернет-магазинов, каких-то лабораторий и пространств, где такие авторы, как я, могли бы познакомиться с их продукцией, заказать небольшую партию. В России мы им пока не интересны, хотя даже в моем салоне представлены 16 парфюмеров, и можно было бы повернуться к нам лицом и собрать на «дегустацию», представить какие-то варианты работы. Мы покупаем сырье в розлив у перекупщиков, иногда с наценкой в 1000%.

С&У: Тогда мы можем обратиться к поставщикам душистых веществ и предложить им обратить внимание на российскую нишевую парфюмерию – она существует, развивается. В Европе даже есть специальный салон инди-марок косметики и парфюмерии в рамках выставки in-cosmetics, где производители сырья и упаковки знакомятся с небольшими производствами и инди-марками и находят пути взаимодействия.

– Мы были бы рады такому интересу к нашей работе. Может быть, какие-то проекты смогут заинтересовать крупные компании, что поможет довести их до промышленного производства.Ведь здесь есть еще одна особенность. Мы создаем штучный продукт, у нас своеобразные парфюмерные ателье: покупатели знакомятся с образцами композиций, и мы делаем для них авторский штучный парфюм. А еще, согласно ГОСТу, парфюмерией в России является только спиртовой продукт, а лицензией на спирт у нас обладает крайне малое количество предприятий, и стоит она огромных денег. Российской авторской парфюмерии в масштабном понимании нет, есть любительское движение парфюмеров. На Западе оно тоже есть, небольшие инди-бренды парфюмерии существуют и прекрасно работают. Иногда крупные парфюмерно-косметические корпорации охотятся за успешными нишевыми брендами и скупают их под свое крыло, потому что им интересно неординарное позиционирование. Пример: всемирно известный бренд Фредерика Маля был приобретен большой корпорацией. К сожалению, встав под крыло крупной корпорации, парфюмерный бренд может потерять индивидуальность.

В нашей стране есть интересные независимые авторы, они также делают свои шедевры в частных парфюмерных мастерских, как и в Европе. Просто в Европе можно свободно покупать спирт, а у нас нельзя, и в этом вся проблема. К тому же сейчас началась маркировка парфюмерии. Что тоже ограничивает авторскую парфюмерию. Мы не против маркировки или лицензии на работу со спиртом, но они должны стоить не слишком дорого. Поэтому пока нам приходится выходить из положения, изготовляя под заказ по одному флакону, используя как основу заменители спирта.

Нам бы хотелось, чтобы нас выделили в какой-то отдельный сегмент, который не нужно маркировать, потому что мы делаем штучный, авторский продукт, не партии. Это как дизайнерская одежда в ателье. Ведь на пошив платья в ателье не требуется сопроводительной документации. Мы готовы покупать, например, определенный объем спирта по лицензии под такой продукт с возможностью продления, с тем чтобы это дало возможность продавать авторскую парфюмерию и в магазинах. Порой парфюмерно-косметические магазины и даже сети готовы представить авторскую парфюмерию, но загвоздка с документацией не дает этого сделать.

С&У: Много ли вообще потенциальных покупателей русской парфюмерии? Как продавать авторские парфюмы?

– Пока ценителей русской ниши немного, но сообщество ширится благодаря салонам VAST, которые организует Парфюмерный клуб России, сообществу на сайтах Fragrantica, Kosmetista. У всех парфюмеров есть странички в социальных сетях, есть блоги. И, конечно, мое пространство – «Домъ парфюмера», где собрана прекрасная авторская парфюмерия. Приглашая гостей посетить свой салон, я, конечно, делюсь с другими парфюмерами и своими клиентами и думаю, что и все представленные в салоне парфюмеры также будут продвигать салон в своих соцсетях и на своих интернет-площадках. К обоюдному успеху всех нишевых парфюмеров. Ведь нам так необходимо пространство, где с нашими работами можно познакомиться лично.

С&У: И все же. Парфюм – это история?

– Обоняние – единственное чувство, которое способно затронуть разные уровни восприятия. При описании запахов мы используем ассоциации, отсылающие к другим органам чувств: аромат может звучать громко или тихо, как музыка, он может быть ярким или пастельным, как картина, красным, синим, влажным, сухим, бархатистым, острым, теплым или освежающим – это очень личные впечатления.

У каждого из независимых парфюмеров есть стиль, идеи ароматов. Создавая парфюм, я рассказываю историю: «Портрет Пикассо», «Наркотик для хорошей девочки», «Сумерки», «Дива» – все мои ароматы несут идею. При этом духи находятся с нами в непосредственном контакте, а потому должны быть комфортны, как одежда. Именно поэтому я обязательно выверяю баланс между утилитарностью и художественным замыслом, создавая свои ароматы. Духи – компаньон, а не эпатажная инсталляция, далекая от жизни.

К парфюмерному творчеству я пришла из дизайна, а потому вижу в ароматах проводников из ольфакторной сферы к визуальной и обратно. Призываю всех освободить сознание, выйти за рамки обыденного и применить при дегустации ароматов два разных подхода: отнестись к ним и как к историям, и как к аксессуарам. С чего начать – решать вам.

Подготовила Елена СМИРНОВА, редактор www.cosmetic-industry.com

Поделитесь этой публикацией с коллегами и друзьями Источник: № 09 (232) ноябрь 2020

Добавить комментарий