«Био-Хим»: без фальшивых нот

Интервью с руководителем компании «Био-Хим» Андреем Владимировичем Евенко

На отечественном рынке косметики и бытовой химии есть компании, которые, пережив многие трудности для бизнеса и страны в целом, остаются флагманами индустрии. В чем их секрет? Об этом, а также о сложившейся ситуации на современном рынке мы побеседовали с руководителем компании «Био-Хим» Андреем Владимировичем Евенко.

С&У: Вашей компании исполнилось 28 лет. Солидный возраст в условиях экономически бурного времени. Были ли за эти годы какие-то знаковые события, которые повлияли на развитие предприятия?

Да, конечно, мы пережили, как и все в нашей стране, многое, что сегодня вспоминается и оценивается по-разному, но, безусловно, сформировало и нас самих, и окружающую нас бизнес-среду. Главным, как вы сказали, знаковым, событием в жизни компании, кардинально повлиявшим на ее развитие, на мой взгляд, стало введение системы менеджмента качества ISO 2000 в 2006 году. Поясню, почему это было так важно для нас. К середине 2000-х годов мы были уже немаленькой, узнаваемой компанией, но движение, которое вывело нас на этот уровень, было в большей степени, если так можно выразиться, эволюционным, бессознательным. В 2005 году – за год до аудита, проведенного «Бюро Веритас», – мы осознали и описали все, что и как мы делали. Затем мы все это проанализировали и систематизировали. И выстроили все наши бизнес-процессы в понятную, но жесткую структурную схему, которую сертифицировали в 2006 году. И с тех пор пользуемся этим процессным подходом в своей деятельности.

С&У: Какие ингредиенты сейчас входят в продуктовую линейку «Био-Хим»?

Как и ранее, это сырье для производства товаров бытовой химии и I&I, косметики и средств личной гигиены. Также мы поставляем продукты для других сегментов рынка: средства защиты растений, теплоносители, микроорганизмы для очистки сточных вод и водоподготовки. В каждый из них мы стараемся погрузиться как можно глубже и предложить клиенту как можно более широкий спектр ингредиентов.

Внутри каждого направления есть свое специфическое сырье, и весь набор ингредиентов на наших складах действительно очень большой. С его полным перечнем с указанием химического состава и торгового названия всегда можно ознакомиться на нашем сайте.

С&У: Расширяется ли линейка продуктов? В каком направлении?

Да, сырьевой ассортимент нашей компании постоянно расширяется, появляются новые ингредиенты и новые партнеры-производители, которые помогают улучшить и усилить эффективность многих рецептур и предложить нашим клиентам новые подходы и новые решения для укрепления своих позиций на рынке.

Так, в прошлом году у нас появились линейка удивительных натуральных экстрактов из Индонезии и линейка экзотических масел из Бразилии. Мы начали сотрудничать с интересной парфюмерной компанией Parfex из Граcса и продолжили развивать бизнес с WeylChem, продукты которой хорошо известны и востребованы на рынке. Наш сырьевой портфель пополнился разноцветными уникальными природными глинами, различными ингредиентами производителя широкого ассортимента химического сырья PCC Exol, добавились новые продукты в секторе агрохимии. Для этого ассортимента товаров и для их производителей в данном случае мы выступаем в роли дистрибьютора. Но также часто мы выступаем в роли логистического партнера для наших поставщиков – в этом случае мы поставляем уникальное сырье для уникального потребителя.

С&У: Как вы отбираете своих поставщиков?

На самом деле основной пул наших поставщиков сложился уже к середине нулевых, и это произошло как-то, я бы сказал, естественным, эволюционным путем. То есть к моменту создания системы менеджмента качества в 2006 году у нас был сформирован главный список, если так можно выразиться, основных партнеров. С тех пор он менялся незначительно. Безусловно, периодически появляются новые и уходят старые поставщики. Но мы всегда открыты к партнерству, рассматривая его как взаимодействие равных субъектов независимо от размеров их бизнесов и долей на рынке. То есть главным в работе с поставщиками мы считаем взаимное равенство, доверие, открытость.

С&У: Расскажите о своей системе поддержки партнеров – BIO-KHIM eCommerce.

Удивительно, что вы так точно подобрали название – «система поддержки партнеров», а не «система онлайн-закупок» или «оптовый интернет-магазин», поскольку именно полная поддержка клиента и является той уникальной особенностью, которая отличает «Био-Хим» от торговых и логистических компаний, которых сейчас много на рынке.

Поддержка – это не только сырье на складе. Помимо сырья в большинстве случаев это индивидуальная и в каком-то смысле творческая работа с каждым партнером и с каждым проектом. Чтобы наши специалисты могли больше внимания уделять такой работе с клиентами, мы решили освободить их время. Выяснилось, что значительную часть рабочего времени сотрудника занимают простые вопросы заказчиков: есть ли в нашем ассортименте определенный товар или продукт, в наличии ли он, какие сроки поставки, если его нужно заказать, сколько он стоит, а также запросы на получение счета и документации на продукт. Так возникла идея создания сайта – площадки, которая бы решала все эти простые задачи в формате 24/7.

После запуска первой версии eСommerce самым сложным было убедить клиентов перейти на новый формат взаимодействия. Многие компании с интересом восприняли эту новость и легко адаптировались. Другие же, кто привык решать даже такие простые вопросы по телефону, неохотно начинали работать в системе, не понимая поначалу всех преимуществ такого подхода.

За два года в системе eСommerce зарегистрировалось больше тысячи предприятий. За это время они успели оценить все плюсы работы онлайн. Как я уже говорил, площадка eСommerce дает возможность самостоятельно найти необходимый товар в каталоге, скачать всю документацию, узнать стоимость, наличие на складах, оформить новый или повторить предыдущий заказ. Выбрать способ доставки и оплаты. Все легко и удобно, как в обычном интернет-магазине. Но есть и другие полезные функции. Это каталог базовых рецептур, который будет полезен небольшим предприятиям, не имеющим собственного R&D-отдела, для быстрого запуска нового продукта. А также функция онлайн-заказа образца для испытания новых формул и возможность обратиться за консультацией в наш отдел технической поддержки, где квалифицированные специалисты ответят на самые сложные вопросы или помогут разработать новый продукт.

Приятным дополнением ко всему вышесказанному идет наша программа лояльности, в которой партнеры получают дополнительные скидки.

Таким образом, клиенты «Био-Хима» получили облегченный доступ к нужной информации и могут легко и удобно взаимодействовать с нами. Мы же получили дополнительное время для помощи нашим партнерам, а система eCommerce стала первой подобной системой в нашем сегменте рынка.

Справедливости ради необходимо заметить, что, выиграв дополнительный ресурс для менеджеров, нам пришлось усилить наш IT-отдел, и сейчас мы вынуждены тратить больше сил на поддержку и развитие самой системы.

И, согласитесь, это удивительно, что совсем недавно мы считали, что цифровые технологии – это наше будущее. А теперь «цифра» прочно вошла в нашу жизнь. И мы будем и дальше продолжать совершенствовать наш сервис, чтобы помогать нашим партнерам создавать безопасные и качественные продукты.

С&У: Какие требования, в том числе по срокам годности, предъявляют российские производители к поставкам химического сырья? Какие есть запросы? Изменились ли они со временем?

Как говорят в таких случаях, спасибо за вопрос, потому что это важная тема. Я много раз высказывался по этому поводу, но считаю, что нужно говорить об этом постоянно, пока ситуация не будет прояснена полностью. Итак, в этих требованиях или запросах используется понятие, которое является «непереводимой игрой слов», по крайней мере я не смог его перевести представителю производителя. Это знаменитая формулировка – «процент остаточного срока годности». Почему пользоваться этим неологизмом нереалистично и совершенно антинаучно? Во-первых, производитель химического сырья – наш европейский поставщик – не использует понятие «годность». Исходя из факта, что химическое сырье – не продукт питания и его пригодность к использованию сохраняется продолжительное время, притом настолько продолжительное, что его даже трудно определить, производитель использует формулировку «Best before…» с указанием некой конкретной даты. Таким образом, ни о какой «годности» продукта мы говорить не можем, так как о ней не упоминает сам производитель. Поэтому вместе с производителем мы предпочитаем пользоваться конкретным определением «срок хранения». При этом производитель дает нам рекомендацию, переводимую дословно как «лучше бы использовать до…». А если не «лучше», а «просто» использовать, то когда нужно это сделать – может задаться вопросом любопытный читатель. А когда хочешь, тогда и используй, отвечает ему автор. На то тебе и даны паспорта безопасности и сертификаты качества и анализов, чтобы ты, взрослый образованный человек, обладающий необходимыми химическими знаниями, решил это для себя сам…

А что же тогда это самое «Best before…»? А это то время, в течение которого производитель принимает претензии по качеству своего товара! И обратите внимание, именно по качеству, то есть по соответствию конкретных показателей конкретным значениям, которые легко проверить в заводской лаборатории, а не по не определенной ничем и никем «годности».

Во-вторых, мы, конечно, прекрасно понимаем желание потребителя получать товар с некоторым запасом по сроку окончания «Best before…»: товар нужно довезти, оприходовать, ввести в производство – для этого, безусловно, нужно время, например один-два месяца с большим запасом даже для потребителя на Дальнем Востоке нашей страны. То есть это чисто логистическая проблема, и привязывать время, затраченное на логистику, к длительности хранения товара, да еще и через некий мистический процент, совершенно неприемлемо.

То есть, повторюсь, мы поставляем, а наши (и не только наши) партнеры в Европе производят сырье высокого качества, соответствующее заявленным характеристикам. Случаи поставки брака единичны, при этом несоответствие всегда признается и исправляется в кратчайшие сроки. То есть я абсолютно не вижу проблемы с качеством импортируемого из Европы сырья, ее как не было, так и нет. Кстати говоря, сейчас, в условиях возможного товарного дефицита, требования к «годности» и к ее «остаточному проценту» звучат все реже, что еще раз показывает, что эта проблема лежит больше в плоскости недопонимания, психологии и конъюнктуры и исправляется последовательным и систематическим просвещением и ростом доверия к своему партнеру.

С&У: Какова, на ваш взгляд, ситуация на российском рынке сырья для косметики, парфюмерии, бытовой химии в целом?

Здесь ситуация, если использовать терминологию валютных брокеров, разнонаправленная. С одной стороны, востребованы недорогие простые рецептуры, поэтому производители стремятся снизить себестоимость конечного продукта и экономят на составах. А с другой – покупатели ищут эффективные и так называемые экологичные товары. Тренд на «зеленые» и безопасные рецептуры набирает силу в различных сферах применения продуктов. Сегодня почти у каждого производителя есть линейка готовых экосредств. Поэтому большой популярностью пользуется натуральное, так называемое экологичное, сырье, сертифицированное по стандартам EcoCert/Cosmos.

Рынок косметики, парфюмерии и бытовой химии активно развивается в этом направлении.

С&У: Какое сырье пользуется наибольшим спросом в последнее время?

В последнее время в связи с пандемией COVID-19 большим спросом пользуются сырьевые ингредиенты для производства антисептических средств. Это так называемые санитайзеры для рук, антибактериальное мыло, антисептические средства для ухода за поверхностями, в том числе полом и дверными ручками, средства обработки верхней одежды, антибактериальные влажные салфетки и другое. Наши отечественные производители сейчас сфокусированы на производстве всех этих средств. А значит, большим спросом пользуются различные антимикробные добавки, ПАВ, биоциды и консерванты, загустители, активные смягчающие ингредиенты.

С&У: В связи с закрытием границ и проведением карантинных мероприятий, в том числе у заводов-поставщиков во всем мире, каким образом происходят поставки?

Границы не закрыты для перемещения грузов, и в работе с нашими предприятиями-поставщиками никаких серьезных изменений пока нет.

С&У: А какие есть сложности в поставках сырья в настоящее время?

Сегодня все сложности, которые возникли в момент объявления пандемии, уже практически отсутствуют. Были короткие остановки в производстве буквально у нескольких производителей, были задержки с отгрузками из-за отсутствия транспорта, было удлинение сроков поставок из-за очередей на границах, но, повторюсь, по большей части все это уже позади.

С&У: Насколько увеличиваются сроки поставки продуктов?

Сейчас сроки поставок мы выдерживаем в соответствии с нашими обязательствами и договоренностями. Но в начале объявления пандемии увеличение сроков могло доходить до двух недель.

С&У: Как вы работаете с партнерами в новых условиях?

Если говорить о партнерах-поставщиках, то мне кажется, что каких-либо существенных изменений не произошло. Но пока еще наблюдается дефицит сырья, используемого при производстве средств дезинфекции. В остальном каких-либо существенных изменений в работе с производителями нет. Почти то же самое можно сказать и о партнерах-потребителях: те, кто продолжают работать, работают с нами в обычном режиме.

С&У: Можно ли сегодняшние события назвать кризисом?

Не очень понятно, какие именно события вы имеете в виду, а я не специалист по кризисам, но все это и не очень-то важно. Мне кажется, этот вопрос или, точнее, ответ на этот вопрос лежит в экзистенциальной плоскости. Кризис в широком смысле – это некая точка перехода, момент принятия и осознания чего-то нового, того, чего не было раньше. В этом смысле все, что сейчас мы с вами переживаем, наверное, изменит многое в нашей жизни. И я очень надеюсь, изменит к лучшему. Очень хочется верить, что мы все станем менее эгоцентричны, то есть будем больше ценить и уважать свое окружение – природу и людей, в том числе и партнеров.

И я хочу воспользоваться предоставленной журналом «Сырье и упаковка» возможностью и пожелать всем его читателям и коллективу, их семьям здоровья и благополучия.

С&У: Есть ли человеческий фактор в вашей работе? Насколько профессионально грамотны специалисты, с которыми вам приходится работать в секторе косметической и бытовой химии?

Человеческий фактор, безусловно, присутствует. И он тем весомее, чем больше и значимей функционал, делегируемый собственником своему сотруднику. В этом смысле несколько отличается деловой подход сотрудников небольших частных компаний и акционерных обществ, в основном международных. Ни в коем случае не хочу никого обидеть, но, как мне кажется, во второй группе компаний компетенции и беспристрастность преобладают и человеческий фактор не так заметен. Но при работе и общении с сотрудниками отделов разработок, лабораторий и самих производств наших клиентов мы всегда встречаем высокий профессионализм и подготовленность. И в этом я вижу залог успеха нашего рынка бытовой химии и косметики сегодня и в будущем.

С&У: Кто, с вашей точки зрения, ваш клиент?

Наш клиент – это современный производитель, нацеленный на развитие, производящий качественную продукцию для российского рынка, ценящий свое и наше время, наш профессионализм и надежность.

С&У: В чем кроется успех компании?

Попробую воспользоваться аналогией. В компании такого типа, как наша, основа успеха – синергия руководителя и исполнителей. Для меня эталоном такого коллектива является симфонический оркестр. В нем абсолютно гармонизирован профессионализм дирижера и музыкантов. Каждый исполнитель играет свою партию, пусть даже небольшую. Любая фальшивая нота, даже если ее не заметит слушатель, не останется без внимания коллег, а с другой стороны, дирижер всегда исполняет со своим оркестром музыку так, как он ее понимает, и в этом смысле это всегда уникальное звучание. И еще есть невидимая сторона музыки – это колоссальный труд, долгие годы многочасовых репетиций для того, чтобы однажды блистательно выступить перед слушателями.

Вот такова и наша команда – коллектив профессионалов, исполняющих каждый свою партию, при этом внимательно слушающих друг друга и понимающих авторский замысел дирижера.

Вот, пожалуй, и все.

Поделитесь этой публикацией с коллегами и друзьями Источник: № 05 (227) июнь 2020

Добавить комментарий